Новости и комментарии

Дайджест по судебной практике № 106

02.09.2022

Дайджест по судебной практике № 106

На этой неделе расскажем о законопроекте, наделяющем суды правом изменять договоры ретроспективно, проанализируем подход АСГМ к порядку смены иностранной юрисдикции рассмотрения спора из-за санкций и поговорим про обжалование заочных решений.

Возможность судей применять обратную силу договора

Минюст подготовил законопроект, которым вносятся изменения в п. 3 ст. 453 ГК РФ, касающийся последствий изменения/расторжения договора. Теперь при изменении/расторжении договора в суде суд сможет самостоятельно определять дату изменения/прекращения обязательств.

Изменения вызваны тем, что согласно действующей редакции п. 3 ст. 453 ГК РФ при изменении/расторжении договора в судебном порядке в связи с существенным изменением обстоятельств, обязательства изменяются/прекращаются только при вступлении в силу решения, тогда как в случае изменения/расторжения договора по соглашению сторон новые условия могут действовать ретроспективно.

Однако на практике нередки случаи, когда стороны намеренно уклоняются от пересмотра договора во внесудебном порядке с целью разрешения спора в суде, который изменит/прекратит обязательства только с момента вступления в законную силу решения и не применит их ретроспективно. Следовательно, складывается ситуация, когда в суде нарушившая сторона фактически ставится в более невыгодное положение, т.к. за период до вступления решения в силу не отменяется применение последствий неисполнения/ненадлежащего исполнения обязательства.

Авторы законопроекта указывают, что действующее законодательство не учитывает «санкционные» реалии, когда сторона не исполняет обязательство из-за существенной смены обстоятельств (например, невыполнение связано с отсутствием необходимого оборудования, которое иностранный контрагент отказался поставить), а стороны не пришли к соглашению об изменении условий договора (например, о замене иностранного оборудования) и обратились в суд. В этой связи предложенная поправка направлена на защиту прав ряда субъектов гражданского оборота.

Отметим, что данный законопроект, предусматривая возможность ретроспективного изменения/прекращения обязательств в суде, положительно скажется на российском бизнесе, который в связи с санкционными мерами испытывает трудности, а также исключит риски злоупотреблений в части затягивания процесса. Однако в то же время, учитывая отсутствие временного ограничения по действию предлагаемой меры, подобное экстраординарное положение чревато дестабилизацией и неопределенностью договорных правоотношений, в т.ч. в будущем.

АСГМ о юрисдикции рассмотрения спора из-за санкций

Между российским заказчиком и итальянским подрядчиком заключен договор подряда. В связи с возникшей задолженностью и учитывая арбитражную оговорку, подрядчик обратился в международный арбитраж с иском о взыскании долга за выполненные работы. Российская организация, руководствуясь ст. 248.2 АПК РФ и введенными ограничительными мерами, обратилась в суд с заявлением о запрете продолжать разбирательство в арбитраже в связи со следующим:

- введение в отношении российской компании международных санкций, которые препятствуют надлежащей правовой защите в арбитраже, в т.ч.привлечению международных юристов, оплаты арбитражных сборов, очного участия в заседаниях;

- риск отсутствия беспристрастности и гарантий справедливого разбирательства в арбитраже.

Однако Арбитражный суд г. Москвы отказал, посчитав, что у заявителя отсутствуют препятствия для рассмотрения спора в иностранной юрисдикции:

- заявление о запрете инициировать/продолжать разбирательство в международном арбитраже не может быть удовлетворено, если есть достаточные доказательства соблюдения арбитражем гарантий справедливости/беспристрастности, а у заявителя отсутствуют препятствия в реализации права на судебную защиту;

- применяя только ст. 248.1/248.2 АПК РФ, тем самым нарушается принцип справедливости судебного разбирательства и равенства сторон, т.к. другая сторона ставится в заведомо проигрышное положение, если единственным основанием для запрета разбирательства в арбитраже будет являться лишь факт введения в отношении организации санкций;

- при рассмотрении заявлений по ст. 248.2 АПК РФ нужно учитывать распределение бремени доказывания: истцу следует доказать только, что в отношении него введены иностранные санкции, а второму участнику арбитража – отсутствие у заявителя препятствий в осуществлении надлежащей правовой защиты в арбитраже, несмотря на наложенные санкции, и соблюдение арбитражем гарантий справедливости/беспристрастности разбирательства.

В отношении доводов о невозможности продолжения разбирательства в конкретном арбитраже суд указал:

- международный арбитраж при Международной торговой палате может обеспечить беспристрастное/справедливое рассмотрение: аккредитован Минюстом РФ, не привязан к конкретной стране, выпустил спец.положение о равном отношении к сторонам в связи с санкциями, 2 из 3 арбитров выбрал именно заявитель и т.д.;

- санкции ЕС не устанавливают запрет на привлечение иностранных фирм для оказания юридических услуг, можно привлечь другие российские и зарубежные компании;

- факт отключения банка от системы SWIFT не запрещает осуществлять платежи иным образом;

- личное присутствие в заседаниях не требуется, т.к. стороны согласовали возможность арбитража онлайн.

Отметим, что ранее изложенный ВС РФ подход толковался в качестве необходимости запрета разбирательства лишь при самом факте введения санкций. Однако в данном деле суд пошел дальше, распределив бремя доказывания и указав на необходимость доказывания обстоятельств препятствия доступа к правосудию. Если подобное решение «засилят» вышестоящие суды, то это значительно изменить «правила игры» в спорах в иностранных юрисдикциях. На данный момент решение обжалуется в апелляции. Мы будем следить за ходом развития данного дела.

ВС РФ о порядке обжалования заочного решения

СОЮ вынес заочное решение по иску банка к заемщику о взыскании долга. Ответчик направил в суд заявление об отмене заочного решения и просил восстановить пропущенный срок на подачу заявления в связи с неполучением судебной корреспонденции, т.к. узнал о решении только из сообщения банка. Три инстанции отказали: судебные уведомления и акты направлялись по известному суду адресу.

Позиция ВС РФ

- суду следует установить наличие объективных препятствий к получению копии заочного решения, т.к. срок на подачу заявления об его отмене исчисляется со дня вручения судебного акта;

- суду необходимо установить причины возврата конверта и неполучения его адресатом;

- по смыслу ст. 165.1 ГК РФ и разъяснений ВС РФ, сообщение не может считаться доставленным, если не было вручено по причинам, не зависящим от адресата;

- ответчик был снят с регистрационного учета по адресу, куда ему направлялась корреспонденция, и более не вставал на учет;

- выводы судов о получении ответчиком решения не соответствуют обстоятельствам дела и основаны на неправильном применении ст. 165.1 ГК РФ, т.к. отправление вернулось не за истечением срока хранения, а по иным причинам.

ВС РФ посчитал, что суды не учли вышеизложенные обстоятельства, тем самым лишили ответчика возможности отмены решения, т.к. он не мог привести свои доводы/доказательства и направил дело на новое рассмотрение.

Авторы: Дарья Лазарева, Александра Шрамко.
02.09.2022