Новости и комментарии

Дайджест по договорным отношениям № 114

09.11.2022

Дайджест по договорным отношениям № 114

В сегодняшнем дайджесте обсудим пару выводов Верховного Суда

Акт о приемке объекта нельзя приравнивать к акту сдачи-приемки выполненных работ

Фабула дела: подрядчик обратился в суд с иском к заказчику о взыскании задолженности по оплате работ по капитальному ремонту гостиницы «Таврическая» в Санкт-Петербурге, исходя из цены договора.

Удовлетворяя иск, суды исходили из того, что выполнение работ в полном объеме подтверждено актом о приемке объекта, а отсутствие акта по форме КС-2 не может опровергать право подрядчика на получение предусмотренной договором платы в полном объеме.

Факт окончания выполнения работ по договору подряда и передача их результата заказчику расценены судами как основание для возникновения на стороне заказчика обязательства по оплате работ.

По мнению Верховного Суда, суды ошибочно сочли акт о приемке объекта документальным подтверждением приемки заказчиком объемов работ, выполненных подрядчиком, а также подтверждением заявленной к взысканию суммы, поскольку договором предусмотрено обязательное составление акта сдачи-приемки выполненных работ по форме КС-2.

Акт о приемке объекта является документом, предшествующим процедурам сдачи-приемки выполненных работ и ввода объекта в эксплуатацию, и, соответственно, не может заменять собой документы, подтверждающие эти процедуры.

Суды также оставили без внимания, что итоговая стоимость работ определяется согласованной исполнительной сметой, а не ценой договора, которую должен составить подрядчик по итогам выполнения работ и представить на согласование заказчику.

Запись в ЕГРН о праве собственности отчуждателя не является бесспорным доказательством добросовестности приобретателя

Фабула дела: общество являлось собственником нежилого помещения, которое впоследствии было продано генеральным директором другому обществу, а в последующем право собственности на него перешло другим лицам.

Общество, ссылаясь на то, что поскольку первоначальная сделка по отчуждению недвижимого имущества ничтожна, так как подписана нелегитимным генеральным директором, все последующие сделки купли-продажи являются недействительными, обратилось в суд с иском об истребовании спорной недвижимости.

Истец указал, что до совершения названной сделки из состава участников общества была незаконно исключена международная компания с долей в 75 %, следовательно, она была лишена права распоряжаться спорным имуществом. Решением суда указанная доля была возвращена из незаконного владения.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из того, что на момент подачи иска о признании недействительным решения генерального директора недвижимость находилась у добросовестного приобретателя.

Признавая конечного приобретателя имущества добросовестным, суды отметили, что перед заключением сделки он убедился в отсутствии ограничений оборотоспособности приобретаемого имущества согласно сведениям из ЕГРН, а также проверил сведения из ЕГРЮЛ на предмет отсутствия каких–либо споров или правопритязаний на недвижимое имущество.

Верховный Суд указал, что суды не учли право общества на истребование имущества, выбывшего из владения собственника помимо его воли, от фактического приобретателя. При этом только после восстановления компанией корпоративного контроля в обществе у компании появилась возможность реализовать свое право на судебную защиту.

Разрешая вопрос о добросовестности приобретателя, суды должны были учесть не только наличие записи в ЕГРН о праве собственности отчуждателя имущества, но и то, была ли проявлена гражданином разумная осмотрительность при заключении сделки, какие меры принимались им для выяснения прав лица, отчуждающего это имущество, и т.д.

Авторы: Анна Акифьева, Анна Чудиёвич.
09.11.2022