ANTI-COVID-19. Наш центр актуальной правовой информации

Интересы кредиторов VS интересы сособственников должника

16.06.2020

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ в составе судей  Самуйлова С.В., Корнелюк Е.С. и Разумова И.В. в Определении N 306-ЭС19-22343 от 4 июня 2020 г. (далее – Определение) рассмотрела вопрос о порядке реализации участником долевой собственности (сособственником) преимущественного права покупки доли в праве общей собственности на нежилое помещение с должником-банкротом[1].

Обстоятельства дела.

Гражданин, владеющий 1/2 доли в праве общей собственности на нежилое помещение, был признан банкротом, и в отношении него была введена процедура реализации имущества. Второй половиной помещения владела его супруга. Финансовый управляющий провел рыночную оценку ½ доли должника в праве общей собственности и обратился в суд за утверждением положения о порядке реализации имущества должника.

В этом положении было указано, что реализация имущества осуществляется путем направления предложения сособственнику реализуемого недвижимого имущества, в порядке ст.250 ГК РФ, воспользоваться преимущественным правом покупки имущества по цене, определенной заключением об оценке рыночной стоимости имущества. В случае отказа сособственника от преимущественного права покупки или отсутствия его волеизъявления в течение 30 дней с даты направления предложения, имущество должника подлежит реализации путем проведения открытых торгов.

Суды трех инстанций поддержали такие условия и утвердили положение. Они исходили из того, что положение:

- отвечает основным целям процедуры реализации имущества гражданина;

- не нарушает прав и законных интересов кредиторов на соразмерное удовлетворение их требований;

- не нарушает преимущественного права покупки участника долевой собственности.

Один из конкурсных кредиторов не согласился с судебными актами и подал жалобу в ВС РФ, указав, что утвержденный порядок реализации

- противоречит правовым нормам, предусматривающим реализацию имущества банкротов только на открытых торгах;

- не позволяет определить реальную рыночную стоимость продаваемого имущества;

- предоставляет сособственнику необоснованные преимущества;

- нарушает права кредиторов, поскольку потенциально на торгах имущество может быть продано по большей цене чем та, что определена оценщиком.

Выводы ВС РФ.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, рассмотрев жалобу, не согласилась с принятыми судебными актами и указала следующее:

- доля гражданина-банкрота в общем имуществе, на которое в соответствии с гражданским или семейным законодательством может быть обращено взыскание, составляет конкурсную массу;

- по общему правилу имущество гражданина подлежит реализации на торгах в порядке, установленном Законом о банкротстве;

- утверждаемое судом положение о порядке реализации имущества гражданина должно соответствовать вытекающим из Закона о банкротстве правилам:

- продажа имущества должника, как правило, осуществляется путем торгов до выявления победителя, предложившего наиболее высокую цену за продаваемое имущество;

- экспертная оценка рыночной стоимости продаваемого имущества учитывается при определении начальной цены продажи; 

- порядок, сроки и условия продажи имущества должника должны быть направлены на реализацию имущества должника по наиболее высокой цене и должны обеспечивать привлечение к торгам наибольшего числа потенциальных покупателей;

- специальных норм, регулирующих особенности обращения взыскания на долю должника-банкрота в праве общей собственности на нежилое помещение, законодательство не содержит;

- общий алгоритм действий при обращении взыскания на долю в общем имуществе, предусмотренный  ст. 255 ГК РФ, не действует при продаже доли должника-банкрота, поскольку касается отношений до признания должника банкротом.

Также Коллегия отметила, что в данном случае - при продаже доли должника-банкрота - сталкиваются противоположные и защищаемые законом имущественные интересы кредиторов и сособственников должника:

- проведением публичных торгов достигается установленная Законом о банкротстве цель: возможно большее удовлетворение требований кредиторов должника-банкрота;

- в то же время, законодательством также преследуется цель ухода от долевой собственности как нестабильного юридического образования и охраняется интерес сособственника на укрупнение собственности посредством предоставления последнему преимущественного права покупки доли (статья 250 ГК РФ); нет законных оснований для вывода о том, что при банкротстве должника его сособственник лишается преимущественного права покупки доли.

В итоге ВС РФ сформулировал подход, учитывающий интересы обеих сторон.

Во-первых, цена доли должника в праве общей собственности на нежилое помещение должна быть определена по результатам открытых торгов.

Во-вторых, после определения в отношении доли должника победителя торгов (в том числе иного лица, с которым в соответствии с Законом о банкротстве должен быть заключен договор купли-продажи) сособственнику должна предоставляться возможность воспользоваться преимущественным правом покупки этого имущества по цене, предложенной победителем торгов, посредством направления предложения о заключении договора.

В-третьих, в случае отказа сособственника или отсутствия его волеизъявления в течение определенного срока с даты получения им предложения имущество должника подлежит реализации победителю торгов.

ВС РФ также исходил из следующего:

- существо преимущественного права покупки заключается в наличии правовой возможности приобрести имущество на тех условиях (в том числе по той цене), по которым это имущество готово приобрести третье лицо, а до выявления победителя торгов такого третьего лица не имеется;

- вопрос о реализации преимущественного права покупки в иных ситуациях, связанных с банкротством, в Законе о банкротстве разрешен в пользу рыночной цены, определенной на торгах;

- экспертная оценка доли, не может корректно отображать рыночную стоимость имущества, поскольку имеет предварительный, предположительный характер, а ее результат менее достоверен, чем цена, определенная по результатам открытых торгов, применение оценочной цены не решает проблему несовершенства методик оценки, качества используемых исходных данных, субъективного фактора в оценке стоимости имущества или возможных злоупотреблений, связанных как с завышением, так и с занижением цены. 

Спор был направлен на новое рассмотрение.

Комментарий.

На наш взгляд, рассматриваемое Определение - отличный пример восполнения законодательного пробела с хорошей мотивировкой.

Действительно, специальные нормы, регулирующие особенности реализации доли в праве общей собственности с должником-банкротом (за исключением реализации совместной собственности супругов) в нашем законодательстве отсутствуют. Суды по-разному подходили к решению этого вопроса. Помимо примененного в настоящем деле судами трех инстанций подхода, когда в приоритете оказались интересы сособственника в ущерб интересам кредитора, на практике встречались и иные варианты решения этой проблемы –доля продавалась с торгов, а право сособственника на преимущественный выкуп никак не учитывалось.

ВС РФ поставил точку в этом вопросе и устранил разные подходы. При этом Определение содержит подробную аргументацию и действительно учитывает интересы и тех, и других.

Также надо отметить, что ВС РФ, разрешая данное дело, был последователен и взял подход, который уже существует в Законе о банкротстве. Так, похожим образом разрешается вопрос о преимущественном выкупе имущества должника – сельскохозяйственной организации: арбитражный управляющий продает имущество должника лицу, имеющему преимущественное право приобретения такого имущества по цене, определенной на торгах, а в случае отсутствия заявления от таких лиц в течение месяца, реализация происходит по общим правилам (ст. 179 Закона о банкротстве).

Надо обратить внимание еще на одно важное разъяснение ВС РФ в этом Определении – суд указал на приоритет цены, сформированной на торгах, в отличие от экспертной оценки. ВС РФ отметил, что цена оценщика носит предварительный, предположительный характер, а ее результат менее достоверен, поскольку нельзя исключать такие факторы как

- несовершенство методик оценки;

- качество используемых исходных данных;

- субъективный фактор в оценке стоимости;

- возможные злоупотребления, связанные как с завышением, так и с занижением цены.

 

Мария Канунцева