Дайджест по договорным отношениям № 98

29.06.2022

Сегодняшний дайджест посвящен интересным кейсам Верховного Суда

Факт оплаты по договору может подтверждаться условием этого договора, которое имеет силу расписки

Фабула дела: общество (продавец) и индивидуальный предприниматель (покупатель) заключили договор купли-продажи недвижимости. 2,3 млн. покупатель уплатил на основании предварительного и основного договора путем перечисления на расчетный счет продавца, а еще 2,7 млн. уплатил продавцу наличными на основании дополнительного соглашения.

Однако продавец имущество не передал, впоследствии продал и передал его иному лицу, а покупателю направил соглашение о расторжении, где указал, что обязуется вернуть уплаченные по договору денежные средства. Между тем, продавец вернул покупателю только 100 000 руб., и последний обратился в суд.

Суды трех инстанций взыскали с общества только 2,2 млн. (с учетом уплаты 100 000 руб.), в остальной части иска отказали, сославшись на то, что условие дополнительного соглашения не является доказательством уплаты истцом 2,7 млн. Надлежащими доказательствами передачи денежных средств юридическому лицу могут являться только бухгалтерские и кассовые документы.

Верховный Суд разрешил дело иначе – оформление сделки путем составления одного документа, в котором изложен текст с условиями договора и подтвержден факт платежа, соответствует положениям ст. 421 ГК РФ о свободе договора. Стороны вправе включить в договор положения о том, что на момент подписания договора расчеты между сторонами произведены полностью. Такие положения не противоречат требованиям гражданского законодательства и аналогично расписке могут подтверждать исполнение обязательств и факт уплаты денежных средств по договору.

Условие контракта о праве заказчика ссылаться на результаты проверок госорганов имеет приоритет над п. 3 ст. 720 ГК РФ

Фабула дела: учреждение обратилось в суд с иском о взыскании неосновательного обогащения с общества за невыполнение объемов работ по двум контрактам, что было выявлено департаментом при проверке расходования бюджетных средств. 

Суды, со ссылкой на п. 3 ст. 720 ГК РФ, в иске отказали, т.к. работы были приняты учреждением без замечаний, следовательно, истец не вправе ссылаться на недостатки работ, указанные в акте проверки, которые не могли быть не замечены при приемке.

Однако Верховный Суд пришел к иному выводу – суды должны были истолковать п. 3 ст. 720 ГК РФ с учетом бюджетного законодательства и законодательства о контрактной системе, а также согласованного сторонами условия контрактов о том, что заказчик вправе ссылаться на недостатки работ (также выявленные после окончания срока действия контракта), в том числе в части объема и стоимости этих работ, по результатам проверок, проведенных уполномоченными контрольными органами. 

Продавец не отвечает за недостатки, возникшие в силу действий третьих лиц после передачи товара

Фабула дела: на основании заключенного с министерством (заказчик) государственного контракта от 2015 года, общество (поставщик) поставило министерству лекарственный препарат, который был принят без замечаний и каких-либо претензий по качеству.

В 2019 году регистрация препарата была отменена, и министерство потребовало в суде, чтобы общество приняло товар обратно и вернуло уплаченные за него денежные средства.

Суды разошлись во мнении относительно удовлетворения иска, так что дело дошло до Верховного Суда.

- Экономколлегия поддержала постановление апелляции об отказе в удовлетворении требований, поскольку общество не обязано отвечать за невозможность отпуска пациентам лекарственного препарата после отмены его государственной регистрации.

- Кроме того, Суд учел обстоятельства, свидетельствующие о злоупотреблении министерством правом с целью компенсировать свои убытки, связанные с неэффективным планированием закупки лекарственного препарата и необходимостью его дальнейшего уничтожения, за счет общества.

 

Авторы: Анна Акифьева, Анна Чудиёвич.