ANTI-COVID-19. Наш центр актуальной правовой информации

Дайджест по банкротным спорам № 9

13.10.2020

В дайджесте этой недели мы расскажем о наиболее интересных позициях СКЭС ВС РФ по вопросам применения некоторых институтов банкротства:

Кто и когда заплатит за охрану залогового имущества

В рамках дела о банкротстве конкурсный управляющий (КУ) обратился в суд с заявлением о разрешении разногласий относительно порядка исполнения обязательств Должника перед охранной фирмой (ЧОП), осуществлявшей охрану залогового имущества до момента его реализации. КУ  полагал, что за счет денежных средств, вырученных от реализации залогового имущества, задолженность по оплате охранных услуг подлежит погашению только частично, с учетом принципа пропорционального распределения денежных средств на обеспечение сохранности  предмета залога между всеми залоговыми кредиторами, т.е. задолженность должна быть погашена полностью лишь после реализации всех предметов  залога. ЧОП же настаивал на полном погашении задолженности сразу после поступления достаточного количества денежных средств в конкурсную массу.

Суд первой инстанции не поддержал позицию КУ, сославшись на то, что Законом о банкротстве не установлено, что кредитор, обеспечивающий охрану предмета залога, должен дожидаться реализации всех предметов залога. С таким подходом не согласилась апелляционная инстанция, но ее постановление позднее было отменено судом округа.

СКЭС ВС РФ, отменяя акты первой, кассационной инстанций и оставляя в силе постановление апелляции, отметила следующее:

- Компенсация затрат на охрану предмета залога осуществляется только из денежных средств, вырученных от реализации этого предмета залога. Направление денежных средств, вырученных от продажи имущества Должника, находящегося в залоге у одного кредитора, на компенсацию затрат на охрану иного имущества Должника, находящегося в залоге у других кредиторов и нереализованного, противоречит Закону о Банкротстве.

- При ином подходе кредитор, предмет залога которого реализован раньше, становится фактически вынужденным оплачивать расходы на охрану имущества за другого залогового кредитора; и наоборот, кредитор, предмет залога которого реализован позже, фактически освобождается от несения расходов на охрану имущества, что нельзя признать справедливым.

- В ситуации, когда охрана различного имущества Должника, находящегося в залоге у разных кредиторов, осуществлялась на основании единого договора, расходы на обеспечение сохранности заложенного имущества должны покрываться за счет средств, поступивших от реализации предметов залога, но с учетом принципа пропорционального распределения таких расходов между залоговыми кредиторами. При этом пропорция может быть определена исходя из соотношения начальной стоимости предмета залога и общей начальной стоимости всего заложенного имущества.

Кто может возражать против погашения требований кредиторов третьим лицом

В рамках дела о банкротстве Должника Компания обратилась в суд с заявлением о намерении погасить требования кредиторов Должника.

Суд первой инстанции удовлетворил соответствующее заявление Компании и назначил срок удовлетворения требований кредиторов. Апелляция, однако, после жалобы одного из кредиторов не поддержала такое решение, отметив, что прекращение производства по делу и удовлетворение требований только реестровых кредиторов создаст угрозу имущественным правам иных кредиторов (текущие требования) и, соответственно, откроет для собственника имущества Должника возможность для нового вывода активов.

СКЭС ВС РФ, отменяя постановление апелляции и оставляя в силе определение первой инстанции, указала, что:

- По смыслу статьи 4 АПК РФ обращение лица в арбитражный суд предполагает, что у него есть законный интерес в защите своих нарушенных или оспариваемых прав. Это означает, что не может быть удовлетворена жалоба лица, у которого отсутствует законный интерес в обжаловании судебного акта и права которого этим судебным актом не нарушены.

- С апелляционной жалобой на определение первой инстанции обратилось Общество, являющееся реестровым кредитором Должника. В случае внесения Компанией денежных средств на счет Должника законный интерес Общества, заключающийся в погашении долга, был бы удовлетворен. Поскольку названное Общество не ставило под сомнение возможность Компании исполнить свое обязательство в установленный судом срок, следовало признать, что возражения Общества, не основанные на его желании получить удовлетворение своих требований, не подлежали защите со стороны суда апелляционной инстанции.

Когда продажа векселей является подозрительной

В рамках дела о банкротстве Должника его кредитор обратился в суд с заявлениями о признании недействительным договора купли-продажи векселей, заключенного между Должником и Обществом, как совершенного в ущерб интересам кредиторов.

Суды трех инстанций не нашли оснований для удовлетворения требований заявителя, сославшись на то, что оспариваемая сделка заключена по цене ниже номинальной стоимости полученных векселей, что являлось выгодным и экономически целесообразным для Должника. Более того, поскольку спорный договор заключен за два года до возбуждения дела о банкротстве при отсутствии признаков неплатежеспособности Должника, контрагент по сделке не мог знать о потенциальной цели Должника причинить вред кредиторам.

СКЭС ВС РФ, отменяя принятые ранее по делу судебные акты и отправляя спор на новое рассмотрение, отметил следующее:

- Поскольку вексель является ценной бумагой, помимо прочего, удостоверяющей обязательство векселедателя заплатить определенную денежную сумму векселедержателю, номинальная сумма векселя не всегда тождественна его фактической стоимости, т.е. ликвидность данной ценной бумаги во многом зависит от платежеспособности эмитента, либо иного обязанного по векселю лица.

- В ходе рассмотрения обособленного спора заявитель приводил доводы о том, что на дату заключения договора купли-продажи обеим сторонам сделки было доподлинно известно о неликвидности приобретаемых векселей, поскольку в открытых источниках была размещена информация о неплатежеспособности организаций-векселедателей, а именно-о введении в их отношении конкурсного производства.

- Приобретая векселя, обязанными по которым были официально неплатежеспособные лица, и расходуя на эту операцию значительные средства, для Должника (покупателя) должно было быть очевидно, что такая сделка является для него и его кредиторов явно невыгодной. Равным образом любой добросовестный и разумный участник гражданского оборота, выступающий на стороне продавца, должен был осознавать, что для покупателя приобретение товара, имеющего практически нулевую ценность, в обмен на реальные денежные средства представляет собою крайне убыточную операцию. Следовательно,  объяснение причин подобного поведения сторон договора лежит за пределами их формальных волеизъявлений.

 

Автор: Александр Тюнин