Банковская тайна под защитой Верховного Суда

07.02.2019

01.02.2019 Верховный Суд Российской Федерации (далее также – Верховный Суд) при рассмотрении дела № А40-199212/2017 разрешил существующую в законодательстве коллизию, определив, что доступ к банковской тайне по запросу антимонопольного органа не может быть предоставлен [1].

При этом Верховный Суд при принятии настоящего определения не изменил свою ранее сформулированную позицию в деле № А60-43542/2015[2] в отношении буквального толкования «иной охраняемой законом тайны» применительно к банковской тайне, ограничив к ней доступ антимонопольного органа. Однако сохраняется неопределенность в отношении доступа антимонопольного органа к иным «охраняемым законом тайнам», в том числе государственной тайне, что подтверждается определением ВС РФ по делу А40-14916/2014[3].

Коллизия в законодательстве заключается в противоречии нормы ч. 1 ст. 25 Закона о защите конкуренции[4], согласно которой антимонопольный орган имеет доступ к коммерческой, служебной и иной охраняемой законом тайне, и нормы ст. 26 Закона о банках и банковской деятельности[5], предусматривающей гарантию банков своим клиентам и корреспондентам неразглашения информации об операциях, о счетах, вкладах и пр. информации, устанавливаемой кредитной организацией. Обязанность по раскрытию банком банковской тайны установлена лишь в отношении ограниченного перечня органов: например, суды, счетная палата, пенсионный фонд, налоговые органы, следственные органы. Антимонопольная служба в этом списке не значится.

При толковании указанных норм в целях их применения невозможно прийти к однозначному ответу, какой из них отдавать приоритет: какую из них считать специальной.

Ввиду существования указанной коллизии перед банками, получающими запрос соответствующих сведений от антимонопольной службы, стоит дилемма рисков привлечения к ответственности: за разглашение банковской тайны (взыскание убытков по ст. 15 ГК РФ, административная, уголовная ответственность) или за непредставление сведений по запросу антимонопольной службы (штраф по ст. 19.8 Закона о защите конкуренции, риск административного приостановления деятельности).

Что касается банковской тайны, Закон о банках и банковской деятельности имеет ограничения по предоставлению такой информации не только в части субъектов, имеющих право на доступ к ней. Ограничения содержатся и относительно того, какая информация может быть представлена, в отношении кого она представляется и для какой цели. При этом при применении антимонопольным органом Закона о защите конкуренции такие ограничения отсутствуют: толкование Закона о защите конкуренции вне привязки к Закону о банках и банковской деятельности означает доступ антимонопольного органа к любой банковской тайне, что ставит указанный орган в неравноправное положение по сравнению с другими контролирующими органами.

Подтверждением имеющегося противоречия между двумя законами является ведение ФАС работы над законопроектом[6], наделяющим антимонопольный орган правом на получение информации, составляющей банковскую тайну, что свидетельствует о реальности существующей в правоприменительной практике проблемы.

Разработанный ФАС России законопроект устанавливает ограничения в отношении запрашиваемой информации, субъекта и цели такого запроса, что также подтверждает необходимость ограничения антимонопольного органа в доступе к информации, содержащей банковскую тайну, по аналогии с иными государственными органами.

Антимонопольный орган в большинстве случаев запрашивает банковскую информацию для проверки наличия картельного сговора, что является обоснованным, поскольку часто такая информация является косвенным доказательством нарушения.

Так и в рассматриваемом деле в рамках картельного расследования в соответствии с запросом ФАС России банку было необходимо представить сведения обо всех операциях (выписку о движении денежных средств) по всем открытым и закрытым счетам с указанием контрагентов и наименования операции за определённый период.

При этом в существующей ситуации, пока не приняты необходимые законодательные поправки, предусматривающие предоставление антимонопольному органу права истребовать банковскую тайну, истребовать у банков в принудительном порядке информацию, содержащую банковскую тайну, за разглашение которой банки могу быть привлечены к ответственности, неправомерно, решил Верховный Суд.

Верховный Суд сослался на отсутствие в Законе о защите конкуренции указания на необходимость предоставления по запросу антимонопольного органа информации, содержащей банковскую тайну. Более того, как отметил суд, часть 6 статьи 44 Закона о защите конкуренции требует соблюдения режима банковской тайны при запросе сведений.

Вероятно, антимонопольный орган оперативно отреагирует на новую позицию Верховного Суда, и количество запросов в банки уменьшится, а возбужденные дела об административном правонарушении будут прекращены. В то же время позиция ВС РФ не препятствует антимонопольному органу предлагать изменения в закон.

 

Автор: Анна Шувалова, консультант Юридической компании "Каменская & партнёры" 



[4] Федеральный закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ (ред. от 27.12.2018) «О защите конкуренции»

[5] Федеральный закон от 02.12.1990 № 395-1 (ред. от 27.12.2018) «О банках и банковской деятельности»